«Настоящие» сады

В то вщ-мя как британский и американский модные стили садо­водства развивались, используя любые возможности дли при­влечения нового заграничного растительного материала, некоторые национальные садовые стили оставались «чистыми – в плане селекции использовавшихся растений. 11одобные пре­красные традиционные коллекции в огромной степени вдохнов­ляют тех из нас, кто стремится создавать сады, соответ­ствующие их местоположению. Итальянский сад, например, имеет много форм, соответствующих различным периодам, од­нако набор растительного материала в основном один н тот же. Это же можно сказать и о садовых стилях севера Франции, да и юга тоже, где в садовых стилях используется набор раститель­ного материала ( редиземпоморья. Калифорнийские сады всегда засаживались теми растениями, которые хорошо про­израстали в естественных условиях, а значит, выживали в мест­ном климате. Успех подобных < настоящих » садов в данное время образует концепцию местного сада • пустынного, тропи­ческого, водного, кустарникового, альпийского или просто ди­кого — и это скорее желаемая норма, чем исключение.

&#171;Настоящие&#187; сады

&#171;Настоящие&#187; садыЕстественный вад

Соединяя свое учение о важности формы, структуры и цвете с заботой об окружающей среде, голландский соловый дизайнер и сслекиионер Пит Аудодъф создал этот прекрасный орнамент из трав

Садовод стремится вырастить как можно больше материала в любой местности. Разнообразие различных растительных форм и цветовых гамм не мешает достигать вожделенной гармонии, как не мешает и непосредственное соседство, скажем, мекси­канской юкки и сибирского бадана расти крепкими и здоровы­ми. С другой стороны, некоторые рьяные участники охраны окружающей среды из «зеленых» имеют свою, вполне обосно­ванную концепцию, определяющую их отношение к местной растительности. Однако селекция только местных видов для размещения их в городе может выглядеть просто как причуда. Английским местным видам, например, в большинстве своем не хватает визуальной прочности, и когда их высаживают рядом со зданиями, они кажутся слабыми.

Следует выбирать золотую середину между селекцией легко доступных растений и нашим стремлением отыскивать более по­лезные местные виды, Ганой экологический подход не нов — в Великобритании и Робинсон и Джекилл писали о природной растительной ассоциации. Их труды явились естественной и необходимой реакцией на ригидность и искусственность садов того времени.

Другим первопроходцем, стремившимся передать послание от сельской местности городским жителям, был голландский био­лог Жак N. 1 ийссе, решивший перенести опыт дикой природы в городской парк. Эт а работа, проведенная в 1926 г., стала из­
вестна как /тест-парк; старейший из таких парков расположен к югу от Амстердама. Здесь воспроизводятся характерные оби­татели и растительные сообщества окружающих районов с ис­пользованием совершенно нового набора садоводческих технологий, чтобы поддерживать и сохранять мудрые начина­ния садовника XIX в.

Карл Форстер, немецкий садовод и владелец питомника, на­чал работать в то же самое время, что и 1 ийссе, над введением нового набора растительного материала в сад. делая особый упор на травы и многолетние растения, и таким образом стро­гий, чисто экологический голландский подход был смягчен группами растений, которые с легкой руки Фёрстера стали за­воевывать симпатии и садоводов-любителей, и профессионалов.

Результатом этой кропотливой и вполне успешной работы по формированию первых. местных парков или экологических ландшафтов стал усиливающийся диалог между дизайнерской школой мысли и проектировании сада и ландшафта и экологи­ческой школой (часто считалось, что у них противоположные точки зрения).

Во второй половине XX в. в 1 Ікдерландах дизайнеры и садо­воды усиленно стремились решить эту проблему, и, по словам голландского писателя Роба Леопольда III, «ход развития вы­явил то, что имело максимально прочную внутреннюю связь, а вместе с этим, соответственно, наибольшую естественность и
глубину опыта». Далее он говорил: «Удалось создать и малых масштабах дикие сады и сады с дикими растениями, отвечаю­щие — и различной степени, конечно, — потребности давать природе Пространство для дыхания».

Итак, появляются новые схемы посадок, представляющие собой структурно и живописно переплетенные композиции, ко­торые при реализации на практике пыглядят максимально есте­ственно.